«Чтобы создать такой бизнес, нужно вложить $600-900 тыс.»
Валерий Яковенко об истории DRONE.UA, надежных автомобилях
и людях








«Чтобы создать такой бизнес, нужно вложить $600-900 тыс.»
Валерий Яковенко об истории DRONE.UA, надежных автомобилях
и людях
Валерий Яковенко и его партнер Февзи Аметов четыре года назад начинали со сборки дронов на кухне. Сегодня их компания DRONE.UA поставляет аппараты и предоставляет связанные с ними услуги по всей стране и за рубежом.

В проекте MC Today при поддержке Renault Валерий рассказал о том, как любовь к дронам переросла в работу и каким образом машины Renault Duster однажды спасли крупный проект DRONE.UA
Партнер материала – Renault
Текст: Тамара Балаева. Фото: Евгений Столетний
Запуская бизнес в кризис, нужно делать что-то принципиально новое
Запуская бизнес в кризис, нужно делать что-то принципиально новое
Когда мы стали создавать Drone.ua около четырех лет назад, у нас была задача создать не бизнес, связанный с дронами, а бизнес в принципе.

Это было на заре кризиса. Мы понимали: нужно делать что-то принципиально новое. Ведь когда экономика ужимается, снижается платежеспособность аудитории, и поэтому ориентироваться на бизнес, который уже существует, не стоит. А вот для инновационного подхода появляются новые возможности, потому что все на рынке начинают искать альтернативу своим классическим процессам.

Мы рассматривали несколько технологических ниш. Среди них была 3D-печать и разные технологии машинного обучения. Но когда мы проанализировали нишу дронов и прогнозы развития этой технологии, поняли, что в этом что-то есть. Кроме того, дроны – наша с партнером страсть. У каждого из нас было по дрону.
Когда мы стали создавать Drone.ua около четырех лет назад, у нас была задача создать не бизнес, связанный с дронами, а бизнес в принципе.

Это было на заре кризиса. Мы понимали: нужно делать что-то принципиально новое. Ведь когда экономика ужимается, снижается платежеспособность аудитории, и поэтому ориентироваться на бизнес, который уже существует, не стоит. А вот для инновационного подхода появляются новые возможности, потому что все на рынке начинают искать альтернативу своим классическим процессам.

Мы рассматривали несколько технологических ниш. Среди них была 3D-печать и разные технологии машинного обучения. Но когда мы проанализировали нишу дронов и прогнозы развития этой технологии, поняли, что в этом что-то есть. Кроме того, дроны – наша с партнером страсть. У каждого из нас было по дрону.
Естественно, перед запуском проекта мы мониторили рынок Украины. Уже тогда существовали несколько мастодонтов. Но у всех был один нюанс. Их создали операторы, которые ушли из киноиндустрии и занимались видеосъемкой под кино. Это была не та ниша, которую мы хотели занять.

На самом деле, дроны можно использовать для чего угодно. Можно делать с их помощью фото и видео, торговать ими, использовать их в промышленности для повышения эффективности производства. Мы решили ориентироваться на B2B сегмент продаж, и это легло в основу нашей бизнес-стратегии. Кстати, ее верхний уровень не менялся с момента запуска Drone.ua. Хотя соблазнов было много.

Например, когда начался военный конфликт и связанный с ним бум на беспилотники, к нам стали обращаться. Мы помогали, но никогда не делали на этом пиар и не создавали отраслевые продукты для военной сферы. Изначально в нашей концепции звучало: никаких военных или околовоенных технологий.
Естественно, перед запуском проекта мы мониторили рынок Украины. Уже тогда существовали несколько мастодонтов. Но у всех был один нюанс. Их создали операторы, которые ушли из киноиндустрии и занимались видеосъемкой под кино. Это была не та ниша, которую мы хотели занять.

На самом деле, дроны можно использовать для чего угодно. Можно делать с их помощью фото и видео, торговать ими, использовать их в промышленности для повышения эффективности производства. Мы решили ориентироваться на B2B сегмент продаж, и это легло в основу нашей бизнес-стратегии. Кстати, ее верхний уровень не менялся с момента запуска Drone.ua. Хотя соблазнов было много.

Например, когда начался военный конфликт и связанный с ним бум на беспилотники, к нам стали обращаться. Мы помогали, но никогда не делали на этом пиар и не создавали отраслевые продукты для военной сферы. Изначально в нашей концепции звучало: никаких военных или околовоенных технологий.
После первой сделки мы почувствовали запах денег и начали активно работать
После первой сделки мы почувствовали запах денег и начали активно работать
Сейчас наша компания занимает больше половины трехэтажного здания, а в первые полгода мы создавали дроны у меня на кухне. Мы ничего не умели. Я учился паять, пошел на курсы программирования. На то, чтобы всему научиться, у нас ушел почти год.

У нас с женой в комнате висит картина, на которой изображена Мерилин Монро. Жена ее очень любит. В какой-то момент мы собрали дрон размером со стол, и мне было некуда его положить. Я снял эту картину и повесил на ее место дрон. На следующий день жена сказала, чтобы мы искали офис.
Началом Drone.ua мы считаем день, когда заработали первые деньги. Это было так: мы продали услугу 3D-визуализации строительной компании. Делали трехмерные модели конструкций и сооружений на разных этапах строительства, а в итоге продали просто видеосъемку и заработали несколько сотен долларов.

Вообще же чтобы создать такой бизнес, как у нас, на старте нужно вложить $600-900 тыс.
Нашими первыми инвестициями были несколько десятков тысяч долларов, которые пошли на покупку оборудования. Мы были шопоголиками. Покупали все, до чего могли дотянуться наши кредитки: дроны, разные программы, софт. Иногда то, что мы покупали, оказывалось ненужным. Но надо было на чем-то учиться. Мы вкладываем в бизнес до сих пор – инвестируем все заработанные деньги.

После первой сделки мы почувствовали запах денег и начали активно работать. Появились клиенты – газотранспортная компания, которой нужно было проанализировать, можно ли применять дроны на трубопроводах высокого и низкого давления, сельскохозяйственные предприятия, которые вообще не знали, чего хотят. Как-то мы приехали на одно такое предприятие, показали свои дроны, агрономы посмотрели и сказали: «Нет, нам такое не надо». Но мимо проходила служба безопасности этого же предприятия, и они заинтересовалась. На следующий день мы подписали контракт.

Сейчас у нас работают около 30 человек. В прошлом году в пик аграрного сезона сотрудников было около 60. В этом году, думаю, будет рост до 90 человек.
Сейчас наша компания занимает больше половины трехэтажного здания, а в первые полгода мы создавали дроны у меня на кухне. Мы ничего не умели. Я учился паять, пошел на курсы программирования. На то, чтобы всему научиться, у нас ушел почти год.

У нас с женой в комнате висит картина, на которой изображена Мерилин Монро. Жена ее очень любит. В какой-то момент мы собрали дрон размером со стол, и мне было некуда его положить. Я снял эту картину и повесил на ее место дрон. На следующий день жена сказала, чтобы мы искали офис.
Началом Drone.ua мы считаем день, когда заработали первые деньги. Это было так: мы продали услугу 3D-визуализации строительной компании. Делали трехмерные модели конструкций и сооружений на разных этапах строительства, а в итоге продали просто видеосъемку и заработали несколько сотен долларов.

Вообще же чтобы создать такой бизнес, как у нас, на старте нужно вложить $600-900 тыс.
Нашими первыми инвестициями были несколько десятков тысяч долларов, которые пошли на покупку оборудования. Мы были шопоголиками. Покупали все, до чего могли дотянуться наши кредитки: дроны, разные программы, софт. Иногда то, что мы покупали, оказывалось ненужным. Но надо было на чем-то учиться. Мы вкладываем в бизнес до сих пор – инвестируем все заработанные деньги.

После первой сделки мы почувствовали запах денег и начали активно работать. Появились клиенты – газотранспортная компания, которой нужно было проанализировать, можно ли применять дроны на трубопроводах высокого и низкого давления, сельскохозяйственные предприятия, которые вообще не знали, чего хотят. Как-то мы приехали на одно такое предприятие, показали свои дроны, агрономы посмотрели и сказали: «Нет, нам такое не надо». Но мимо проходила служба безопасности этого же предприятия, и они заинтересовалась. На следующий день мы подписали контракт.

Сейчас у нас работают около 30 человек. В прошлом году в пик аграрного сезона сотрудников было около 60. В этом году, думаю, будет рост до 90 человек.
«У нас всегда крупные сделки»
«У нас всегда крупные сделки»
Мы проверяем каждую нишу в энергетике, нефтегазовой отрасли, добывающей промышленности, чтобы протестировать нашу технологию на предмет полезности. Изучаем все существующие за границей бизнес-процессы и стараемся адаптировать их для украинских реалий. В некоторых случаях это работает, в некоторых – нет.

Например, дроны хорошо заходят в сельском хозяйстве, топографии и геодезии. А вот работа с добывающей промышленностью – то, что очень перспективно на зарубежных рынках, у нас вообще не востребовано.

Дело в том, что дроны – инструмент, позволяющий фиксировать информацию и сохранять ее. В добывающей промышленности такая информация – объемы добытой руды и складские хранилища. В Украине не всем интересно, чтобы эта информация была кому-то известна и сохранялась.

Поскольку мы работаем в В2В направлении, у нас всегда крупные сделки. Иногда это тысячи долларов, иногда – десятки тысяч. Но больше $100 тыс. пока не было.

В 2016 году мы стали первой компанией-экспортером украинских беспилотных технологий. Наша бизнес-модель строилась на том, чтобы покорить мир интересными и качественными решениями дронов.

Мы экспортировали дроны в около 40 стран. Сейчас экспорт сильно снизился, в нашем сегменте появились дроны с конкурентными характеристиками по $999. А мы продавали по $2,5 тыс. Из-за НДС и необходимости сертификации мы не можем снизить цену. Поэтому на внешних рынках мы переключились на оказание услуг по обработке данных. Ведь если дрон стоит $1000, то софт для обработки – $10 тыс., не все могут себе это позволить.
Мы проверяем каждую нишу в энергетике, нефтегазовой отрасли, добывающей промышленности, чтобы протестировать нашу технологию на предмет полезности. Изучаем все существующие за границей бизнес-процессы и стараемся адаптировать их для украинских реалий. В некоторых случаях это работает, в некоторых – нет.

Например, дроны хорошо заходят в сельском хозяйстве, топографии и геодезии. А вот работа с добывающей промышленностью – то, что очень перспективно на зарубежных рынках, у нас вообще не востребовано.

Дело в том, что дроны – инструмент, позволяющий фиксировать информацию и сохранять ее. В добывающей промышленности такая информация – объемы добытой руды и складские хранилища. В Украине не всем интересно, чтобы эта информация была кому-то известна и сохранялась.

Поскольку мы работаем в В2В направлении, у нас всегда крупные сделки. Иногда это тысячи долларов, иногда – десятки тысяч. Но больше $100 тыс. пока не было.

В 2016 году мы стали первой компанией-экспортером украинских беспилотных технологий. Наша бизнес-модель строилась на том, чтобы покорить мир интересными и качественными решениями дронов.

Мы экспортировали дроны в около 40 стран. Сейчас экспорт сильно снизился, в нашем сегменте появились дроны с конкурентными характеристиками по $999. А мы продавали по $2,5 тыс. Из-за НДС и необходимости сертификации мы не можем снизить цену. Поэтому на внешних рынках мы переключились на оказание услуг по обработке данных. Ведь если дрон стоит $1000, то софт для обработки – $10 тыс., не все могут себе это позволить.
Время – пожалуй, самая большая инвестиция в бизнес, которую я сделал
Время – пожалуй, самая большая инвестиция в бизнес, которую я сделал
Я больной человек с точки зрения отношения к работе. Работаю по 12-16 часов в сутки. В любое время и в любом месте могу открыть ноут и начать что-то делать.

Я работаю над собой, чтобы стать более системным, но вообще я достаточно импульсивен и эмоционален. Многие решения принимаю, основываясь на каких-то своих предчувствиях, и иногда не могу объяснить, почему я делаю что-то именно так, а не иначе.

У меня не получается переключаться. За последние четыре года я много потерял в плане социальных контактов. Да, получается какое-то время проводить с семьей и друзьями, но этого времени однозначно меньше, чем до старта бизнеса. Время – пожалуй, самая большая инвестиция в бизнес, которую я сделал.
Я больной человек с точки зрения отношения к работе. Работаю по 12-16 часов в сутки. В любое время и в любом месте могу открыть ноут и начать что-то делать.

Я работаю над собой, чтобы стать более системным, но вообще я достаточно импульсивен и эмоционален. Многие решения принимаю, основываясь на каких-то своих предчувствиях, и иногда не могу объяснить, почему я делаю что-то именно так, а не иначе.

У меня не получается переключаться. За последние четыре года я много потерял в плане социальных контактов. Да, получается какое-то время проводить с семьей и друзьями, но этого времени однозначно меньше, чем до старта бизнеса. Время – пожалуй, самая большая инвестиция в бизнес, которую я сделал.
Автомобиль – одна из базовых потребностей современного человека

Автомобиль – одна из базовых потребностей современного человека
По образованию я врач-трансплантолог. Еще будучи студентом, оперировал в зарубежных клиниках и контролировал работу целой операционной бригады. Окончив университет, я уже стал качественным администратором, и меня захантила компания «Оранта» – сразу на должность заместителя медицинского директора.

Работая в «Оранте», я получил самое ценное – познакомился с женой. Помню, что незадолго до этого я получил права, но водить машину, по сути, не умел. В какой-то момент будущая жена выпила и попросила меня сесть за руль и подвезти ее. Я не мог сознаться, что толком не умею водить, поэтому сел и поехал. Это было лет пять-шесть назад, и с тех пор я вожу. Кстати, машина жены стала первой моей машиной и первой машиной на Drone.ua.

Автомобиль – одна из базовых потребностей современного человека. Когда мы берем кого-то на работу, всегда спрашиваем, умеет ли человек водить. Если нет, говорим, что надо пойти на курсы.

Перед покупкой машины для работы мы смотрим на ее амортизацию, на то, как она ездит, какие преграды берет, какого размера у нее багажник и есть ли возможность установить сверху дополнительный. Мы все это анализируем, ведь машина – как коллега.

Наша работа связана с необходимостью постоянно быть в пути, и количество поездок исчисляется сотнями километров в день. Только в прошлом августе наше предприятие использовало 30 тонн топлива. Украина – большая страна, и наши клиенты не находятся в Киеве. Мы ездим к ним.

В начале 2017 года в Drone.ua сформировалось подразделение операторов беспилотных летательных аппаратов. Их задача – оказывать услуги по промышленному применению дронов, в основном в сельском хозяйстве. В какой-то момент штат пилотов разросся до 20 человек. Естественно, их нужно было обеспечить автомобилями, и тогда мы начали сотрудничество с Renault.
По образованию я врач-трансплантолог. Еще будучи студентом, оперировал в зарубежных клиниках и контролировал работу целой операционной бригады. Окончив университет, я уже стал качественным администратором, и меня захантила компания «Оранта» – сразу на должность заместителя медицинского директора.

Работая в «Оранте», я получил самое ценное – познакомился с женой. Помню, что незадолго до этого я получил права, но водить машину, по сути, не умел. В какой-то момент будущая жена выпила и попросила меня сесть за руль и подвезти ее. Я не мог сознаться, что толком не умею водить, поэтому сел и поехал. Это было лет пять-шесть назад, и с тех пор я вожу. Кстати, машина жены стала первой моей машиной и первой машиной на Drone.ua.

Автомобиль – одна из базовых потребностей современного человека. Когда мы берем кого-то на работу, всегда спрашиваем, умеет ли человек водить. Если нет, говорим, что надо пойти на курсы.

Перед покупкой машины для работы мы смотрим на ее амортизацию, на то, как она ездит, какие преграды берет, какого размера у нее багажник и есть ли возможность установить сверху дополнительный. Мы все это анализируем, ведь машина – как коллега.

Наша работа связана с необходимостью постоянно быть в пути, и количество поездок исчисляется сотнями километров в день. Только в прошлом августе наше предприятие использовало 30 тонн топлива. Украина – большая страна, и наши клиенты не находятся в Киеве. Мы ездим к ним.

В начале 2017 года в Drone.ua сформировалось подразделение операторов беспилотных летательных аппаратов. Их задача – оказывать услуги по промышленному применению дронов, в основном в сельском хозяйстве. В какой-то момент штат пилотов разросся до 20 человек. Естественно, их нужно было обеспечить автомобилями, и тогда мы начали сотрудничество с Renault.
«Мы не смогли найти конкурента Renault Duster по соотношению цены
и возможностей»
«Мы не смогли найти конкурента Renault Duster по соотношению цены
и возможностей»
Летом 2017 года мы вели масштабный проект: с помощью дронов оцифровали земельный банк самого крупного агропредприятия в Украине. Его площадь – больше 650 тыс. га.

Для того чтобы отснять поля, нужно сначала до них добраться. Приходится ехать по гравию, остаткам асфальта, грунтовой дороге, которая превращается в непроходимую преграду после каждого дождя. А нам нужно было проехать десятки тысяч километров.

Сначала мы пытались ездить на тех машинах, которые привыкли использовать для геодезических работ – минивенах, хетчбеках, даже седанах. Получалось плохо, ни дня не обходилось без трактора.

В итоге мы протестировали ряд машин и остановились на Renault Duster. Мы не смогли найти ему конкурента по соотношению цены и возможностей, которые он дает. Это внедорожник, который однозначно стоит купить любому, кто ищет надежное авто для своего бизнеса и связанных с ним поездок по полям.
Летом 2017 года мы вели масштабный проект: с помощью дронов оцифровали земельный банк самого крупного агропредприятия в Украине. Его площадь – больше 650 тыс. га.

Для того чтобы отснять поля, нужно сначала до них добраться. Приходится ехать по гравию, остаткам асфальта, грунтовой дороге, которая превращается в непроходимую преграду после каждого дождя. А нам нужно было проехать десятки тысяч километров.

Сначала мы пытались ездить на тех машинах, которые привыкли использовать для геодезических работ – минивенах, хетчбеках, даже седанах. Получалось плохо, ни дня не обходилось без трактора.

В итоге мы протестировали ряд машин и остановились на Renault Duster. Мы не смогли найти ему конкурента по соотношению цены и возможностей, которые он дает. Это внедорожник, который однозначно стоит купить любому, кто ищет надежное авто для своего бизнеса и связанных с ним поездок по полям.
В первый же месяц после покупки Renault Duster мы удвоили производительность. Больше не было проблем с проходимостью, появилась возможность работ даже на влажном грунте, а автомобили оказались очень выносливыми. Мы нарастили объемы производства, не инвестируя дополнительных средств в количество персонала. Теперь мы можем похвастаться продуктивностью 100000 га в неделю.

Недавно я тестировал новый Renault Duster. Первое, что бросилось в глаза, – багажник машины стал больше раза в полтора. Мы смогли погрузить в него пять дронов, включая дополнительное оборудование, а это много. Duster стал чуть выше, колеса стали чуть больше, и создается впечатление более высокой проходимости.

Электроника в салоне стала умнее. Появился сервис карт, это интересная опция. Мне очень понравилось работать с системой запуска, понравилось, как открывается и закрывается машина: система заводской сигнализации стала удобнее.

Расход топлива по городу у меня получился чуть больше семи литров в день. Для меня, человека, который ездит плохо, это более чем нормально. На всех других машинах получается расход 8-9 литров на дизеле и до 10 литров на бензине.

Стало намного удобнее парковаться. Это просто вау! Можно смотреть во все стороны и видеть происходящее на экранах не только с задних камер, но и с передних. Это очень круто и обычно такого не бывает в недорогих машинах.

Еще один плюс – в новом Duster есть помощь при откате. То есть когда вы отпускаете газ на горке, робот блокирует вас, и вы не скатываетесь назад. Это очень важно в городских условиях, когда вы движетесь в плотном трафике на горку.

Внешне Duster стал конфеткой. У него очень красивые задние фары, а спереди он стал агрессивнее и интереснее. Если кто-то рассматривает его как личный автомобиль, то это правильный выбор, потому что в нем есть изюминка. Это машина, на которую люди оборачиваются, несмотря на то, что она стоит недорого. Я заметил, что больше всего засматриваются водители других Duster – им завидно, что у меня новая комплектация, а у них – старая.
В первый же месяц после покупки Renault Duster мы удвоили производительность. Больше не было проблем с проходимостью, появилась возможность работ даже на влажном грунте, а автомобили оказались очень выносливыми. Мы нарастили объемы производства, не инвестируя дополнительных средств в количество персонала. Теперь мы можем похвастаться продуктивностью 100000 га в неделю.

Недавно я тестировал новый Renault Duster. Первое, что бросилось в глаза, – багажник машины стал больше раза в полтора. Мы смогли погрузить в него пять дронов, включая дополнительное оборудование, а это много. Duster стал чуть выше, колеса стали чуть больше, и создается впечатление более высокой проходимости.

Электроника в салоне стала умнее. Появился сервис карт, это интересная опция. Мне очень понравилось работать с системой запуска, понравилось, как открывается и закрывается машина: система заводской сигнализации стала удобнее.

Расход топлива по городу у меня получился чуть больше семи литров в день. Для меня, человека, который ездит плохо, это более чем нормально. На всех других машинах получается расход 8-9 литров на дизеле и до 10 литров на бензине.

Стало намного удобнее парковаться. Это просто вау! Можно смотреть во все стороны и видеть происходящее на экранах не только с задних камер, но и с передних. Это очень круто и обычно такого не бывает в недорогих машинах.

Еще один плюс – в новом Duster есть помощь при откате. То есть когда вы отпускаете газ на горке, робот блокирует вас, и вы не скатываетесь назад. Это очень важно в городских условиях, когда вы движетесь в плотном трафике на горку.

Внешне Duster стал конфеткой. У него очень красивые задние фары, а спереди он стал агрессивнее и интереснее. Если кто-то рассматривает его как личный автомобиль, то это правильный выбор, потому что в нем есть изюминка. Это машина, на которую люди оборачиваются, несмотря на то, что она стоит недорого. Я заметил, что больше всего засматриваются водители других Duster – им завидно, что у меня новая комплектация, а у них – старая.
Запишитесь на тест-драйв и протестируйте новый Renault Duster!
Партнер материала - Renault

Понравился текст? Расскажите о нем друзьям!

Made on
Tilda