Фриланс-программист Макс Фрай:
свобода важнее зарплаты
Ему всего 24 года, и 10 из них он зарабатывает программированием. Парень бросил университет и отказался от наемной работы, основал несколько успешных проектов, причем самые известные денег ему не принесли, стал популярным блогером и программирует нейросети. Это Макс Фрай (псевдоним, настоящее имя разработчик не раскрывает. – прим. ред.), один из самых обласканных вниманием публики программистов страны, а заодно — яркий представитель поколения Y.

Вместе с новым ароматом Y от Yves Saint Laurent (под Y понимается английское слово «why» – «зачем», прим. ред.) редакция MC Today расспросила Макса о ценностях и ориентирах, которыми руководствуется новое поколение украинцев, и о том, как он понял свою цель в жизни и в чем она заключается.
Партнер материала - Yves Saint Laurent
Текст: Валерия Широкова. Фото: Виталий Ухов
В 13 лет я зарабатывал на кодинге сайтов
С раннего детства я знал, что мне нравятся технологии. Первый компьютер у меня появился в четыре. В 1997 мало кто мог о таком мечтать. Фактически сразу я начал вникать в то, что и как в нем работает, в том числе — разбирал свой комп на детали.

Первый код я написал на Паскале лет в 10. Это были простые анимированные часы. А ещё я автоматизировал процесс решения задач по математике: вводишь данные, задаешь формулу и забираешь результат. Правда, на практике я этим не пользовался. Неудобно.

Лет с восьми я постоянно сидел на форуме программистов. В то время информацию достать было сложно, даже с интернетом. Пока грузилась страница форума, ты мог успеть заварить и выпить чай.

Я задалбывал разработчиков, которым было по 20-30 лет, глупыми вопросами. Они тратили на меня время и объясняли все, чего я не понимал. Наверное, из-за них мой интерес не перегорел, потому я сам всегда помогаю новичкам.

Позже учился по книгам, которые мне передавал друг из КПИ (больше достать было негде). В 13 я уже писал веб-сайты на фрилансе для клиентов и из Украины, и из остальной Европы. Это было удобно: я мог скрывать свой возраст и зарабатывать деньги.

В 14 лет я получил самую масштабную на то время работу — писал игры для казино в Германии. Заказчик не знал, сколько мне лет, и очень удивился, когда во время очередного перевода эта информация раскрылась. Со мной перестали сотрудничать без объяснений. Впрочем, я заработал тысячу долларов и меня все устраивало.
С раннего детства я знал, что мне нравятся технологии. Первый компьютер у меня появился в четыре. В 1997 мало кто мог о таком мечтать. Фактически сразу я начал вникать в то, что и как в нем работает, в том числе — разбирал свой комп на детали.

Первый код я написал на Паскале лет в 10. Это были простые анимированные часы. А ещё я автоматизировал процесс решения задач по математике: вводишь данные, задаешь формулу и забираешь результат. Правда, на практике я этим не пользовался. Неудобно.

Лет с восьми я постоянно сидел на форуме программистов. В то время информацию достать было сложно, даже с интернетом. Пока грузилась страница форума, ты мог успеть заварить и выпить чай.

Я задалбывал разработчиков, которым было по 20-30 лет, глупыми вопросами. Они тратили на меня время и объясняли все, чего я не понимал. Наверное, из-за них мой интерес не перегорел, потому я сам всегда помогаю новичкам.

Позже учился по книгам, которые мне передавал друг из КПИ (больше достать было негде). В 13 я уже писал веб-сайты на фрилансе для клиентов и из Украины, и из остальной Европы. Это было удобно: я мог скрывать свой возраст и зарабатывать деньги.

В 14 лет я получил самую масштабную на то время работу — писал игры для казино в Германии. Заказчик не знал, сколько мне лет, и очень удивился, когда во время очередного перевода эта информация раскрылась. Со мной перестали сотрудничать без объяснений. Впрочем, я заработал тысячу долларов и меня все устраивало.
Почему традиционная система обучения тебя ограничивает
На первом курсе КПИ я понял, что смысла в учебе в вузе нет. Это случилось, когда преподаватель по программированию сказал мне: «Давай ты не будешь ходить на пары — я просто поставлю тебе оценку. Мне некомфортно, когда ты меня поправляешь».

Меня злило, что нужно было тратить кучу времени на бесполезные предметы. Я перестал ходить на химию и меня из-за этого выгнали. Предпочитаю думать, что я сам ушел, ведь не ходить на бесполезные предметы был мой сознательный выбор.

Я против традиционной системы обучения — университет и школа ограничивают. Не важно, как быстро ты учишься, ты должен идти в чужом темпе, под него составлена учебная программа.

Система обучения в университете, особенно в IT, никогда не сможет догнать тренд. Пока министерство образования напишет и утвердит новую программу, пройдет несколько лет, за это время все инструменты в IT потеряют актуальность. В нашей сфере так нельзя. Айтишнику нужно делать ставку на самообразование.
На первом курсе КПИ я понял, что смысла в учебе в вузе нет. Это случилось, когда преподаватель по программированию сказал мне: «Давай ты не будешь ходить на пары — я просто поставлю тебе оценку. Мне некомфортно, когда ты меня поправляешь».

Меня злило, что нужно было тратить кучу времени на бесполезные предметы. Я перестал ходить на химию и меня из-за этого выгнали. Предпочитаю думать, что я сам ушел, ведь не ходить на бесполезные предметы был мой сознательный выбор.

Я против традиционной системы обучения — университет и школа ограничивают. Не важно, как быстро ты учишься, ты должен идти в чужом темпе, под него составлена учебная программа.

Система обучения в университете, особенно в IT, никогда не сможет догнать тренд. Пока министерство образования напишет и утвердит новую программу, пройдет несколько лет, за это время все инструменты в IT потеряют актуальность. В нашей сфере так нельзя. Айтишнику нужно делать ставку на самообразование.
Я не хотел через 10 лет сидеть на том же кресле в том же офисе
В последний раз я работал на кого-то, а не на себя, в 20 лет. Это был офис Serena Software, их сейчас купила большая фирма Micro Focus. Мы писали код для банков, оборонных структур США и завода Audi. Это масштабная и интересная работа, но я в этом механизме был всего лишь винтиком. Мне это не нравилось: я понял, пора делать что-то свое.

Я очень уважал своих коллег, они были взрослее и знали гораздо больше меня. Обычно я приходил в офис пораньше, смотрел на их рабочие места и думал: «Они уже 10 лет каждый день садятся в эти кресла и работают. Хочу ли я такой жизни? Нет!»

Нужно было действовать, иначе я мог оказаться на их месте, в том же кресле и через 10 лет. Нельзя так потратить свою жизнь. Её надо либо улучшать, либо вообще не стоит заморачиваться с карьерой.
Риск лучше комфортной рутины
Как по мне, лучше все бросить и рискнуть, чем вот так вот годами страдать от комфортной рутины – офисная работа и стабильный доход засасывают.

В то время я зарабатывал много: за год мог собрать и на квартиру, и на машину. Тогда начиналась революция, курс доллара прыгал. Бросать работу казалось глупым. Меня не понимали даже друзья.

Когда я уволился, то почувствовал свободу. Первые пару месяцев я просто делал все, что мне захочется: не заводил будильник, старался путешествовать, работал только когда хотел и над чем хотел.

Кстати, это отлично раскрутило мой Faceboоk. Я писал много интересных скриптов, автоматизаций и расширений, а потом публиковал на своей странице. Делал это не ради денег, а потому что мне это нравилось.
Как по мне, лучше все бросить и рискнуть, чем вот так вот годами страдать от комфортной рутины – офисная работа и стабильный доход засасывают.

В то время я зарабатывал много: за год мог собрать и на квартиру, и на машину. Тогда начиналась революция, курс доллара прыгал. Бросать работу казалось глупым. Меня не понимали даже друзья.

Когда я уволился, то почувствовал свободу. Первые пару месяцев я просто делал все, что мне захочется: не заводил будильник, старался путешествовать, работал только когда хотел и над чем хотел.

Кстати, это отлично раскрутило мой Faceboоk. Я писал много интересных скриптов, автоматизаций и расширений, а потом публиковал на своей странице. Делал это не ради денег, а потому что мне это нравилось.
Как я раскрутил себя в Facebook
У меня появилось свободное время, и я предложил бесплатную помощь паблику «Типичный Киев» во Вконтакте. За пару лет работы с группой я понял, что и как нужно писать, чтобы тебя лайкали, комментировали или репостили.

Конечно, эти навыки мне помогли. Например, я написал код, который дает возможность блокировать в ленте Facebook посты с упоминанием определенного слова. Если бы я выложил его в сеть без особого повода — никто бы не заметил. Я ждал тему, которая надоест «всему Facebook». Такими темами стали национализация Приватбанка и участие в выборах Дональда Трампа.

Да, я специально опубликовал код, который может заблокировать в вашей ленте все посты с упоминанием Приватбанка и Трампа, чтобы хайпануть. Мой код подхватили СМИ. Мне звонили даже из BBC London.
У меня появилось свободное время, и я предложил бесплатную помощь паблику «Типичный Киев» во Вконтакте. За пару лет работы с группой я понял, что и как нужно писать, чтобы тебя лайкали, комментировали или репостили.

Конечно, эти навыки мне помогли. Например, я написал код, который дает возможность блокировать в ленте Facebook посты с упоминанием определенного слова. Если бы я выложил его в сеть без особого повода — никто бы не заметил. Я ждал тему, которая надоест «всему Facebook». Такими темами стали национализация Приватбанка и участие в выборах Дональда Трампа.

Да, я специально опубликовал код, который может заблокировать в вашей ленте все посты с упоминанием Приватбанка и Трампа, чтобы хайпануть. Мой код подхватили СМИ. Мне звонили даже из BBC London.
Меня мотивируют не деньги, а новый опыт
Я выкладываю свои скрипты в сеть бесплатно. Так они лучше разойдутся, а заработаю я на клиентах, которые увидят мои скрипты и поймут, что я могу делать крутые вещи.

Я не хочу заработать больше. Я вообще против того, чтобы деньги манипулировали людьми. Сильнее всего меня мотивируют сложности. Чем сложнее задача, тем интереснее её будет решать. Например, сейчас я работаю над созданием нейросети, которая будет распознавать фейки. Это сложно. Это интересно.

По этой же причине я согласился на этот проект с ароматом Y от Yves Saint Laurent. Мне было очень интересно посмотреть, как съемочная группа будет работать с непрофессиональной моделью.

Теперь могу сказать, что сделал на одну вещь больше. Я проводил вечеринки, организовывал фестивали, писал код и даже принимал участие в проекте всемирно известного бренда духов. Звучит круто, по-моему.

И я люблю хорошие духи. Пользуюсь, правда, только когда выхожу из дома, то есть — очень редко.

Я не особо интересуюсь брендами, потому что сосредоточен на работе. Потому с ароматом Y от YSL вплотную познакомился уже в процессе совместной работы. Мне он понравился, глубокий запах.

Думаю, меня позвали принимать участие в этом проекте в Украине потому что я просто и доступно рассказываю о своей сложной профессии. За границей у аромата есть свои герои, среди них и скульптор, и репер и исследователь искусственного интеллекта.

Я не могу сказать, что кто-то из них меня вдохновляет сильнее. Они все крутые. Меня вдохновляет любой человек, который имеет собственное мнение и видение. Есть люди, которые подражают, а есть те, кто создает. Благодаря последним мир движется вперед.
Я выкладываю свои скрипты в сеть бесплатно. Так они лучше разойдутся, а заработаю я на клиентах, которые увидят мои скрипты и поймут, что я могу делать крутые вещи.

Я не хочу заработать больше. Я вообще против того, чтобы деньги манипулировали людьми. Сильнее всего меня мотивируют сложности. Чем сложнее задача, тем интереснее её будет решать. Например, сейчас я работаю над созданием нейросети, которая будет распознавать фейки. Это сложно. Это интересно.

По этой же причине я согласился стать лицом духов Y от YSL. Мне было очень интересно посмотреть, как съемочная группа будет работать с непрофессиональной моделью.

Теперь могу сказать, что сделал на одну вещь больше. Я проводил вечеринки, организовывал фестивали, писал код и даже снимался в рекламе духов. Звучит круто, по-моему.

И я люблю хорошие духи. Пользуюсь, правда, только когда выхожу из дома, то есть — очень редко.

Я не особо интересуюсь брендами, потому что сосредоточен на работе. Потому с ароматом Y от YSL вплотную познакомился уже в процессе совместной работы. Мне он понравился, глубокий запах.

Думаю, меня позвали принимать участие в этом проекте в Украине потому что я просто и доступно рассказываю о своей сложной профессии. За границей у аромата есть свои герои, среди них и скульптор, и репер и исследователь искусственного интеллекта.

Я не могу сказать, что кто-то из них меня вдохновляет сильнее. Они все крутые. Меня вдохновляет любой человек, который имеет собственное мнение и видение. Есть люди, которые подражают, а есть те, кто создает. Благодаря последним мир движется вперед.
Я автоматизировал лайки в Instagram и далеко не каждый день пишу в Facebook
В какой-то момент я понял, что перед сном открываю Instagram и бездумно листаю и лайкаю ленту, поэтому решил не тратить на это время и автоматизировал процесс: специальный скрипт отфоловливает магазины и лайкает всех подписчиков. На самых интересных друзей я поставил оповещения и захожу, когда они что-то публикуют.

В Facebook захожу, чтобы писать посты и реагировать на комментарии. Меня читает 21 тысяча подписчиков и четыре тысячи друзей. Моя аудитория интересуется техническими новинками, потому пишу в основном об этом.

Посты делаю только когда есть о чем сказать. «Хоть раз в день надо запостить что-нибудь» – не моя история.
В какой-то момент я понял, что перед сном открываю Instagram и бездумно листаю и лайкаю ленту, поэтому решил не тратить на это время и автоматизировал процесс: специальный скрипт отфоловливает магазины и лайкает всех подписчиков. На самых интересных друзей я поставил оповещения и захожу, когда они что-то публикуют.

В Facebook захожу, чтобы писать посты и реагировать на комментарии. Меня читает 21 тысяча подписчиков и четыре тысячи друзей. Моя аудитория интересуется техническими новинками, потому пишу в основном об этом.

Посты делаю только когда есть о чем сказать. «Хоть раз в день надо запостить что-нибудь» – не моя история.
Как я зарабатываю на своем Facebook
У меня есть проплаченные посты – в основном рекламирую события на техническую тему. Обычно не делаю тупые рекламные записи «в лоб», но недавно как раз с таким предложением ко мне обратился онлайновый покер-клуб. Я решил провести эксперимент.

Как правило, адаптирую рекламу под себя и своих читателей, иногда даже непонятно, реклама это или нет. А тут прямо в тексте поста было все: и «заходи на этот сайт», «мы дадим вам стартовую сумму», и прямая ссылка.

Реакция была предсказуемо негативной. Люди писали что-то в духе: «Неужели у киевского программиста нет денег, что он зарабатывает рекламой покера?».
У меня есть проплаченные посты – в основном рекламирую события на техническую тему. Обычно не делаю тупые рекламные записи «в лоб», но недавно как раз с таким предложением ко мне обратился онлайновый покер-клуб. Я решил провести эксперимент.

Как правило, адаптирую рекламу под себя и своих читателей, иногда даже непонятно, реклама это или нет. А тут прямо в тексте поста было все: и «заходи на этот сайт», «мы дадим вам стартовую сумму», и прямая ссылка.

Реакция была предсказуемо негативной. Люди писали что-то в духе: «Неужели у киевского программиста нет денег, что он зарабатывает рекламой покера?».
Я создал пиратский сервис, потому что не мог найти его качественный легальный аналог
Я очень люблю аудиокниги и потому сделал Book-Audio — удобный сайт с большой базой книг. Их там около 40 тысяч. Да, он пиратский. Я на нем не зарабатываю, хотя мог бы.

Мне не нравится быть пиратом, но другого способа получить удобный сервис — нет. Я не хочу искать на сайтах сотен издательств очередную книгу по описанию. Я хочу удобно выбрать её по фильтрам сразу после того, как закончу слушать предыдущую. Я готов платить за это 500 гривен в месяц, но кому?

Издательства не могут договориться, чтобы сделать единую легальную базу. Некоторые, как «Литрес», например, хотят быть монополистами на продажу собственных книг, и таких нюансов куча. Поэтому я сделал сайт для себя и, по традиции, выложил его в сеть, а его посетил миллион человек.

Правда, из-за его популярности я теперь не могу поехать в Россию. Издательства «Аудиокнига» и «Эксмо» нашли на моем сайте три с чем-то тысячи своих книг и подали на меня в суд.

Все те книги я заблокировал на сайте, больше к ним нет доступа. Я всегда блокирую файлы, если правообладатель об этом просит. Правда, новые книги этих издательств продолжают попадать на сайт — работает агрегатор.
Я очень люблю аудиокниги и потому сделал Book-Audio — удобный сайт с большой базой книг. Их там около 40 тысяч. Да, он пиратский. Я на нем не зарабатываю, хотя мог бы.

Мне не нравится быть пиратом, но другого способа получить удобный сервис — нет. Я не хочу искать на сайтах сотен издательств очередную книгу по описанию. Я хочу удобно выбрать её по фильтрам сразу после того, как закончу слушать предыдущую. Я готов платить за это 500 гривен в месяц, но кому?

Издательства не могут договориться, чтобы сделать единую легальную базу. Некоторые, как «Литрес», например, хотят быть монополистами на продажу собственных книг, и таких нюансов куча. Поэтому я сделал сайт для себя и, по традиции, выложил его в сеть, а его посетил миллион человек.

Правда, из-за его популярности я теперь не могу поехать в Россию. Издательства «Аудиокнига» и «Эксмо» нашли на моем сайте три с чем-то тысячи своих книг и подали на меня в суд.

Все те книги я заблокировал на сайте, больше к ним нет доступа. Я всегда блокирую файлы, если правообладатель об этом просит. Правда, новые книги этих издательств продолжают попадать на сайт — работает агрегатор.
Я пока не хочу ни семьи, ни детей. У меня есть смысл жизни
Мы отличаемся от старшего поколения в мелочах, привычках, шаблонах. Для моих родителей было важно, чтобы я закончил университет. Они мне говорили: «Как же тебя возьмут на работу без диплома?». Я вместо пар управлял командой разработчиков игр в Германии, а диплом у меня так и не спросили. Диплом — не ценность.

Родители не понимали, как я могу бросить работу, когда курс доллара скачет. Им нужна стабильность, а меня она пугает.

Я люблю своих родителей, они любят меня, но я не чувствую, что должен быть рядом. Мы не виделись уже два года. В этом же ключе я рассматриваю и фразу «давай внуков».

Я пока не хочу ни семьи, ни детей. Я не смогу уделять им должное внимание — мне нравится то, чем я занят. Я хочу быть сконцентрирован только на этом. У меня нет работы, вместо нее у меня есть увлечение, цель. И смысл жизни.
Мы отличаемся от старшего поколения в мелочах, привычках, шаблонах. Для моих родителей было важно, чтобы я закончил университет. Они мне говорили: «Как же тебя возьмут на работу без диплома?». Я вместо пар управлял командой разработчиков игр в Германии, а диплом у меня так и не спросили. Диплом — не ценность.

Родители не понимали, как я могу бросить работу, когда курс доллара скачет. Им нужна стабильность, а меня она пугает.

Я люблю своих родителей, они любят меня, но я не чувствую, что должен быть рядом. Мы не виделись уже два года. В этом же ключе я рассматриваю и фразу «давай внуков».

Я пока не хочу ни семьи, ни детей. Я не смогу уделять им должное внимание — мне нравится то, чем я занят. Я хочу быть сконцентрирован только на этом. У меня нет работы, вместо нее у меня есть увлечение, цель. И смысл жизни.
Партнер материала - Yves Saint Laurent Beauté
Благодарим обучающий IT-центр DAN.IT Education за содействие в организации съемки

Понравился текст? Расскажите о нем друзьям!

Made on
Tilda